Майя Кофман

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     

ИЗ   ХХ   ВЕКА   В   ХХI.   ЛАГЕРЯ,   ЛАГЕРЯ…

 

 

Памяти моих родных погибших в ХХ веке

По книге «ВЕК ЛАГЕРЕЙ» Жоэля Котека и Пьера Ригуло (М.»Текст» 2003)

Впечатления и размышления    

(Сокращенный вариант статьи  напечатан в газете «30 Октября №№55 и 56)

«С началом ХХ века война становится тотальной, затрагивая как военных, так и гражданских».          

                                                       Жан-Клод Фарси «Французские концентрационные      

                                                       лагеря в Первой Мировой войне» (1914-1920).      

  

    Книга «Век лагерей» увлекла меня огромностью информации и восхищением, с которым авторы пишут о людях, прошедших концлагеря,, не сломившихся  и сумевших рассказать о пережитом. Но оказалось, что большинство моих друзей и знакомых из специфической среды мемориальцев, правозащитников, историков, изучающих ХХ век, либо незнакомы с книгой, либо знают ее поверхностно. Мне стало обидно, что такая, на мой взгляд, нужная интересная доступная работа, малоизвестна. Вот и решила кратко и выборочно изложить содержание книг, добавив свои впечатления, некоторые прочитанные и собранные сведения и размышления. Главная моя цель – прочтите книгу.

 

   Книга «Век лагерей» написана двумя французскими историками, вышла во Франции в 2000 году и в 2003 издана на русском языке. Книга посвящена описанию и классификации концентрационных лагерей - одной из зловещих примет ХХ века, их распространению и характеристике на земном шаре, а также их осмысливанию в истории человечества. Один из авторов Жоэль Котек – профессор Свободного университета в Брюсселе. Кроме того, он является руководителем современного центра еврейской документации в Париже. В 2003 году вышла книга Котека об антисионизме и арабских карикатурах во второй палестинской  интифаде. Второй автор - Пьер Ригуло – научный сотрудник Института социальной истории в Париже. Пьер Ригуло посвятил истории ГУЛАГа три книги, изданные во Франции с 1984 по 1991гг и, к сожалению, до сих пор непереведенные на русский язык. Главная из них – Французы в ГУЛАГе, где помимо судеб самих французов, рассказывается о многих иностранцах и гражданах СССР, прошедших через концентрационные лагеря в период с 1918 по 1956 годы. Во второй книге («Трагедия солдат поневоле») описана трагедия  солдат Эльзаса и Лотарингии (солдат поневоле), мобилизованных во время  Второй мировой войны в немецкую армию и попавших в советские лагеря. В третьей («Тяжелые веки»)– представлено отношение западной интеллигенции, военных, правительства к советскому террору (см. в газете «30 Октября» №45 за октябрь 2004г статью М.Кофман «Гулаг и Запад в книгах Пьера Ригуло»). В книге «Черная книга коммунизма» С.Куртуа, Н.Верта и др. Ригуло написана глава о коммунистических преступлениях в Северной Корее и использованы материалы его книг о ГУЛАГе.

   Авторы изучили различные системы концентрационных лагерей и преследование гражданского населения с конца Х1Х и на протяжении всего ХХ века. Классификация лагерей связана с большими трудностями, так как лагеря для военнопленных и гражданских лиц сравнивать сложно. Для последних рассмотрены 6 следующих функций: 1- изолировать группы лиц подозрительных или вредных,  2- наказать и образумить граждан, имеющих чуждые идеологические взгляды, 3– устрашить гражданское население, 4.- использовать даровую рабочую силу, 5–изменить социальный состав общества, 6.- ликвидировать (постепенно или сразу) вредные в расовом или социальном отношении категории людей. В соответствии с этими функциями выделяются 3 типа лагерей: 1 – лагеря для интернированных, где содержат временно подозрительных  и опасных людей во время военных конфликтов (японские лагеря Второй мировой войны), в ходе колониальных войн (лагеря для гереро), репрессий во время диктаторских режимов (франкистские лагеря). 2 –Концентрационные лагеря, нацистские, советские, азиатские, которые имеют долговременный характер. В большинстве случаев заключенные могут из них выйти -  если доживут! -  только при смене режима. 3 – третий тип назван центрами уничтожения (или «центрами быстрого умерщвления» – выражение Рауля Хилберга) и не имеет «аналогов в истории человечества». Это Бельжец, Хелмно, Собибор, Треблинка, Освенцим-Биркенау и Майданек. Они находились в конце железнодорожного пути и «были предназначены не для приема заключенных, а для их ликвидации в газовых камерах сразу же по их приезде». Интересно, что, кроме того, авторы называют все же фактическими лагерями уничтожения  Воркуту и Магадан (последний в географически широком смысле), Маутхаузен и Дору, где жизненные условия были похожи. В них умирало примерно одинаковое число заключенных. Затем авторы вслед за Ханной Арендт дают типам лагерей мифологические имена, кратко характеризующие «основополагающие концепции жизни после смерти: Аид, Чистилище, Ад и соответствующая центрам уничтожения – Геенна».

   В книге даны также карты распространения лагерей в отдельных странах (бесчисленные черные знаки на теле планеты, говорящие о бессмысленности прогресса). К сожалению, рамки статьи не дают возможности рассказать обо всех лагерных структурах. При кратком описании некоторых наиболее характерных концлагерей я старалась придерживаться их географического расположения, а также хронологии их создания.

   КУБА. Первые концентрации гражданских лиц возникли еще в 1895 году, во время войны за

независимость Кубы, когда испанцы создали лагеря в окрестностях городов, «чтобы изолировать деревенское население». В этих лагерях население голодало, болело и даже подвергалось казням, причем, армия объявляла   «вне закона любого, кто окажется в подконтрольной ей зоне». Это станет характерным для будущих лагерных систем в мире.

   Затем в периоды правления двух диктаторов -  Мачадо (1925-33) и Батисты (1933-1959) количество политзаключенных соответственно достигало 5 тысяч и 500 человек. Заключенных  не использовали для принудительных работ. Зато в 60е годы при режиме Кастро число политзаключенных достигло 40 тысяч, и с 1964 года в лагерях начали применять принудительный труд, и идеологическое «перевоспитание», что вообще характерно для всех коммунистических режимов. Одни из наиболее страшных лагерей находились на острове Пинос. Через них прошли более 10 тысяч человек. Сопротивлявшихся отправляли в «дисциплинарные центры или карцеры». Были созданы также военизированные трудовые лагеря, наполнявшиеся во время массовых облав. Большую часть узников в них составляла молодежь. Эмилио Искьердо рассказывает, что «нас, молодых людей отлавливали прямо на улицах» и под дулами пистолетов привозили на стадионы, где обещали сделать из нас «настоящих людей». Нам сообщали, что срок заключения каждому заранее не определен и отправляли в лагеря. При входе в лагерь висел плакат: «Труд сделает вас людьми», близкий к нацистскому – «Труд сделает Вас свободными». Сейчас официально эти «военизированные отряды помощи производству» как будто расформированы, но в действительности они продолжают существовать (Аламара). Неподалеку от провинции Камагуэй в лагерях в 80е годы насчитывалось около 3 тысяч заключенных. На период написания книги по данным авторов на Кубе насчитывается вместе в тюрьмах и лагерях около 100 тысяч  политзаключенных.

    БУРСКИЕ ЛАГЕРЯ. В юго-западной Африке во время англо-бурской войны англичанами  проводилась колониальная политика выжженной земли, и по примеру испанцев создавались бурские лагеря не только для мятежников, но и для гражданских лиц (1900-1902гг). Главной причиной гибели в этих лагерях были перенаселенность, отсутствие гигиены и болезни (умерло до 28 тысяч гражданских лиц). Смертность была очень высока, несмотря на то, что цель истребить буров не ставилась, а сами интернированные не находились в изоляции. Их обеспечивали продовольствием и политической поддержкой.

   Таким образом,  общей целью для испанских и британских колониалистов при создании лагерей была борьба с партизанской войной, причем, участвующие и не участвующие в боях были приравнены друг к другу. Война становилась тотальной. Конечно, эти лагеря нельзя ставить рядом с советскими и нацистскими.

    .ГЕНОЦИД В книге приведены 2 примера, исторически предшествующие холокосту - войне расового типа  ХХ века, где конечной целью является тотальное уничтожение одного народа. Следует отметить, что количество уничтожаемых людей каждый раз на порядок увеличивается.

    ГЕРЕРО.  Первый геноцид в ХХ веке, произошел в юго-западной Африке на территории нынешней Намибии. В 1904г германские колониалисты решили уничтожить африканское племя гереро и создать здесь колонию с белым населением. Немецкие иммигранты и компании захватывали пастбища и оттесняли  гереро, вызвав мятеж, который дал им повод к уничтожению  туземцев. Немецкий генерал Тротта заявлял, что народ гереро «должен быть уничтожен как таковой или <…> изгнан с нашей территории <…>.Самым лучшим было бы их истребить». В 1911 году  по переписи германских колониальных властей из 80 тысяч гереро осталось 1513 человек. Оставшиеся в живых испытали принудительный труд в лагерях.

   АРМЯНЕ.  В 1915 году произошел геноцид армян, осуществленный младотурками из «Иттихад ве теракки» (Комитет «Единение и прогресс»). Он продолжался до июня 1916 г. Во время Первой мировой войны они истребили  население Великой и Малой Армении, где проживало около 2 миллионов армян, которых обвинили в предательстве и сепаратизме и депортировали к границам Сирийской пустыни. В Константинополе интеллектуальная элита армянской общины была арестована и казнена. Убийства, болезни, голод способствовали уничтожению  караванов депортируемых армян.  Последним актом  стала  депортация армян, проживающих в Малой Азии, Фракии и Киликии в лагеря Сирии и Месопотамии. Происходило истребление несчастных, больных и измученных людей, скопившихся в одном месте, а выживших гнали дальше в глубь пустыни. Эти места, где нет никаких условий для выживания - прообраз будущих еврейских гетто. Во время перехода 630 тысяч умерли и 220 тысяч были убиты. Всего, за год турки уничтожили примерно 1 миллион 200 тысяч человек. Как отмечают авторы, турецкое правительство до сих пор отвергает факт геноцида и не допускает исследователей в свои архивы.

    ЛАГЕРЯ ФРАНЦИИ И ИТАЛИИ В ПЕРВОЙ И ВТОРОЙ МИРОВЫХ ВОЙНАХ (1914-1944гг).  В Первой мировой войне принимал участие брат моей мамы, Сергей Герценштейн, живший с детства во Франции. Он ушел мальчишкой добровольцем  на фронт, был контужен, отравлен газами, и всю дальнейшую жизнь тяжело болел.

   В разных странах Европы в самом начале войны для гражданских лиц были созданы лагеря для интернированных.  Молодые парни мой отец Лазарь Кофман и его двоюродный брат Хаим Лахманович за два месяца до начала войны поехали из Бесарабии учиться в Льежский университет. Четыре года с 1914 по 1918-й, как российские подданные, они провели в немецких лагерях для интернированных. Лишь в 1918 году они смогли вернуться к своим родным в Бессарабию, которая  к тому времени уже находились под властью Румынии. Такого рода лагеря продолжали функционировать до 1921 года, даже спустя год после перемирия.

    Для Франции ярким примером является арест знаменитого доктора Альберта Швейцера. По рождению в Эльзасе он был на тот момент подданным Германии, а работал в Габоне во французской больнице в Ламбарене. С началом войны  он вместе с женой был сначала интернирован в габонскую миссию как военнопленный (больные не могли добиться возвращения своего врача). Затем оба были переправлены в Европу. С сентября 1917 года они  находились в лагерях Гэрисон в Пиринеях и в Сен-Реми де Прованс и лишь в июле 1918г по обмену военнопленными вернулись в Эльзас. Во Франции сгоняли «как стадо <…> в концентрационные лагеря подданных Германии и Австро-Венгрии». Котек иРигуло пишут, что на территории Франции находилось до 60 тысяч интернированных, которые содержались более чем в 50 лагерях. Начало создания лагерей беженцев относится к 1933 году. Для Франции был характерен огромный поток беженцев из России, Германии, Италии, Испании. В конце 1938г их было 45 тысяч, в 1939 – более 650 тысяч. На юге страны в концентрационных лагерях скопилось до 6,5 тысяч евреев бежавших из Германии, среди них много антифашистов. Там находились Артур Кестлер, Лион Фейхтвангер. Лагеря Алжира и Марокко, наиболее страшные, называли «сахарским адом». С 1942г правительство Виши стало помогать нацистам в «окончательном решении еврейского вопроса». Через концлагерь Дранси вблизи Парижа, который с августа 1941 года стал транзитным для депортируемых евреев и в книге назван «преддверием лагеря уничтожения», прошло 67 тысяч евреев (из 77 тысяч депортированных из Франции), выжило не более 3%..

   В Италии Муссолини не было концентрационных лагерей, по крайней мере, до 1939 года. В 1940-1943гг были созданы 51 лагерь для итальянских граждан, в том числе для евреев, а также иностранцев, в число которых входили беженцы из Германии, Австрии, Чехословакии. Муссолини считал, что с интернированными следует обращаться гуманно, не применять насилия, труд их должен быть оплачен.  По данным Ханны Арендт* с 1926 по 1932гг итальянские трибуналы вынесли 7 смертных приговоров, 257 приговоров – 10 лет и более, 1360 – менее 10 лет заключения и большое количество – к изгнанию из страны. 12 тысяч арестованных по политическим мотивам были после арестов признаны невиновными. Однако после 1943г нацисты проводят в Италии свои методы арестов неугодных лиц, уничтожения евреев и депортацию их в польские и германские лагеря смерти. Местное население, несмотря на угрозу  наказания, прятало евреев. Двоюродной сестре моей матери - еврейке, Генриетте Шапиро чудом избежавшей ареста и выехавшей в 1939г из СССР, местные жители в районе Венеции помогли спастись от нацистов.

   ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И США, «ЧУЖИЕ».  После начала Второй мировой войны аресты так называемых «чужих» в Великобритании начались с мая 1940г. В августе их число достигло 27 тысяч. Это были граждане Англии – немцы, итальянцы, японцы, венгры, румыны, финны. Часть их отправили морем в Австралию и Канаду. Одно судно было торпедировано немецкой подводной лодкой, в результате чего погибло 700 человек. После 1945 года большинство интернированных смогло вернуться в Англию.

   В США насчитывалось около 240 тысяч японцев, которых интернировали в концентрационные лагеря, в то время, когда Япония разбомбила американский флот в Перл-Харборе. Было организовано 14 лагерей (Мансанар и др.), из которых заключенным только в 1944 году было разрешено вернуться домой. Часть  японцев находилась в канадских лагерях. Условия в американских и канадских лагерях очень далеки оттого, что было в Маутхаузене и Дахау. Так, смертность в них не превышала 1,5%, причем, была естественной, казней в них не происходило. В это же время десятки тысяч канадских, английских, голландских, австралийских и американских солдат и гражданское население находились в плену у японцев в лагерях от Сингапура до Филиппин в гораздо худших условиях. «Каждый седьмой британский солдат, погибший во Второй мировой войне, был военнопленным на Дальнем Востоке», отмечают авторы.  Такие же большие потери были у американцев и филиппинцев.

    Поскольку истории советских и нацистских лагерей  посвящено огромное количество исследований и художественных произведений, в статье они рассматриваются бегло. Ханна Арендт (1996), анализируя тоталитарный режим обоих государств, считает системы их лагерей в целом идентичными, за исключением разве лагерей уничтожения. Обе страны сходны своими всеселенскими целями захвата остального мира, ставя эти интересы выше экономических и военных успехов. Обе они полностью игнорируют официальные законы, прикрываясь фальшивыми лозунгами своих систем.  «Советский лагерь подобно своему нацистскому аналогу действительно (также) представляет собой преступное явление». Речь идет в первую очередь об изоляции, наказании и принудительном труде, который убивал заключенных. Ригуло и Котек отмечают, что не было расового характера преступлений. (Зато были аресты и расстрелы по классовым, социальным, идейным признакам, понятие чужого, а также высылки народов). Авторы книги наивно надеются, что офицеры, ученые, аристократы, иностранцы, священники могли отказаться от своей принадлежности к определенному классу, стране, идеологии, чтобы спасти жизнь. Увы, мы знаем, что это не спасало их от ссылок и уничтожения, пусть не всех сразу, но достаточно последовательно.  Различие, по мнению авторов, состоит не в количестве, а в природе явления. «В нацистских лагерях военного периода сделано все, чтобы уничтожить заключенного, в советских – чтобы дать ему умереть».

    ГУЛАГ.  При описании истории ГУЛАГа авторы постоянно ссылаются на исследования, опубликованные «Мемориалом». За пределами данной статьи остались трагические страницы о советских трудовых лагерях и поселениях, созданных во время массового раскулачивания, «великие стройки коммунизма», трудовые колонны для депортированных 11 народов Советского Союза, лагерные восстания (хорошо описаны в книге Ригуло «Французы в Гулаге») и многое другое.  Хочу только отметить массовые послевоенные аресты советских граждан и иностранцев существенно пополнившие довоенные лагеря. Среди них имеется огромное количество людей, в том числе иностранцев, воевавших против гитлеровцев. Так, в «совершенно секретном» письме начальника управления лагерем НКВД №188 (лагерь «Рада под Тамбовом) майора Юсичева на имя нач. ГУПВИ генерал-лейтенанта Кривенко  сказано, что в лагере имеется 20 человек военнопленных, в том числе французов и итальянцев – участников советского партизанского движения. Майор просит указаний «о порядке их содержания в лагере и использовании на работах». Хочется добавить, что в этом же письме написано о белорусском партизане Люсьене Жорже Ошеле – двадцатилетнем французе, награжденном в июле 1944 года медалью «Партизан Отечественной войны» и  умершем в лагере в начале марта 1945г от сыпного тифа. Его удостоверение Белорусского штаба партизанского движения с подписью комбрига «Пламя» полковника Филинских майор отсылает …не на родину солдата, а в ГУПВИ Кривенко. Что касается моей семьи, то в московской тюрьме в июне 1938 года были расстреляны приехавшие из Франции отец Лазарь Кофман – авиаконструктор, и мама Анна Герценштейн-Кофман – переводчик. Брат отца Самуил Кофман, дипломат, арестованный одновременно с ними в 1937 году, получил три приговора и покончил с собой в 1950г в Колымских лагерях. В эти же годы погиб в лагерях их двоюродный брат Хаим Лахманович.

     НАЦИЗМ (1933-1945гг).  Нацистские внутренние (для «концентрации» оппозиционеров, главным образом, немцев) и международные лагеря, существовали с 1933 по 1945гг. Выжившие чудом заключенные говорят о лагере, как о месте «моральной деградации, утраты человеческого достоинства, месте мучений и физического уничтожения». В 1936г появляется первый лагерь для цыган, затем в 1942г их депортируют в Освенцим II, Биркенау, где все было направлено на их уничтожение. Аресты евреев, связанные с национальностью, начались в Германии после «хрустальной ночи» 9 ноября 1938г. Арестовано от 20 до 30 тысяч евреев за две недели. На втором этапе (1938-1939гг) после захвата Австрии, Чехословакии и других европейских стран лагеря пополнялись антифашистами – тысячами борцов с нацизмом, а затем гражданским населением - миллионами мужчин, женщин, детей. Характерны непредвиденная длительность войны, массовость заключения и не подлежащая исправлению принадлежность к неарийской расе. В конце концов, заключение переходило из временного в пожизненное. Во время войны (1939-1945гг) немцы уничтожали в лагерях испанских республиканцев, поляков, евреев, советских военнопленных. На советской территории особенно на Украине и в Белоруссии помимо украинцев и белоруссов были уничтожены целиком местечки и поселения населенные евреями. В Бессарабии в городе Измаиле в это время были убиты старые родители моего отца Моисей и Люба Кофманы, с которыми я так никогда и не встретилась.

    В книге подробно описано лагерное разделение заключенных на разряды. На самом верху каста господ – эсэсовцы, для которых все остальные являются низшими – недочеловеками. Между ними и этой массой находится группа необходимых посредников, выполняющих приказы. Эти люди, оберегая собственные привилегии, часто становятся еще худшими палачами, чем их хозяева. Сюда включены уголовники, носившие зеленые треугольники. Вспомним советские лагеря, где также помогали начальству и конвою уголовники, так называемые «социально-близкие». В лагерях для интернированных (лагерь «Рада» и др.) в СССР эту роль играли пленные немцы, которые вершили судьбы остальных заключенных – французов, поляков, румын, хорватов, евреев.  Заключенные немецких лагерей различались следующим образом: антиобщественные элементы – черные треугольники, эмигранты – синие, цыгане –коричневые или черные, свидетели Иеговы – фиолетовые, гомосексуалисты – розовые и, наконец, евреи – желтые треугольники. Политические с 1937 года носят красные треугольники. Выделены таким же образом штрафники, склонные к побегу, сумасшедшие. Иностранцы должны указать буквой свою национальность. После уголовников привилегированными становятся немцы и австрийцы, которые имеют нетяжелую работу и элементарные условия выживания, чехи, затем датчане, норвежцы, фламандцы. Одно из последних мест занимают французы, за ними итальянцы. В самом низу остаются недочеловеки – русские, цыгане и евреи. Из славян поляки принадлежали к лагерю униженных, но меньшая их часть занимала  посты в лагерном аппарате, так как поляки составляли большинство в лагерях с первых месяцев войны. Эта  система расового, религиозного разделения усваивается заключенными и дает выход ненависти загнанной внутрь по отношению к нацистам. Немцы считают поляков фашистами, а поляки в немцах, даже в коммунистах, видят врагов. Коммунисты разных национальностей ненавидят коммунистов-немцев. Французов обвиняют в поддержке режима Петена. Сближению с эсэсовцами способствуют проявления антисемитизма. Ведь для нацистов евреи это антираса. Гиммлер в октябре 1943 года в своей речи «относит евреев к миру микробов, которых нужно уничтожать любой ценой». Так ведут себя не только немцы-уголовники («зеленые треугольники»), но и часть украинцев и поляков из национал-демократической и радикальной партий и часть Армии Крайовой, о чем рассказал Бер Маркс (польский еврейский историк), говоря о сопротивлении евреев в Аушвице (Des voix dans la nuit, la  resistanse juife a Auschwitz, Plon,Paris, 1977). Количество уничтоженных евреев с 1939 по 1945 год составляет 5 миллионов 100 тысяч человек. Оно включает убийства в гетто, айнзацгруппах СС, концентрационных лагерях и шести лагерях уничтожения.

    СУДЬБА ЕВРЕЕВ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.  После окончания Второй мировой войны по данным Аннет Вивьерка (Автор книги «Как я объяснила моей дочери, что такое Освенцим», выпущенной на русском языке Лимбус Пресс в 2001г), лагеря уничтожения и концентрационные лагеря  освобождались «случайно» и внезапно, и никто из союзников не предусматривал для этой цели ни специальных подразделений, ни конкретных мер помощи. Дуайт Эйзенхауэр 12 апреля 1945г при посещении лагеря Ордурф («белый как простыня») заявил: «Нам говорят, что американские солдаты не знают, за что воюют. Теперь, по крайней мере, они будут знать, против чего они воюют».  Авторы рассказывают о полной неподготовленности союзников помочь выжившим. Около 13 тысяч заключенных Берген-Бельзена умерло уже после освобождения лагеря 15 апреля 1945г. По свидетельству Примо Леви  (участника итальянского сопротивления, заключенного отделения Освенцима лагеря Буна-Моновитц) из 12 тысяч заключенных к моменту прихода российской армии в январе 1945 года осталось 800 человек.  В первые же дни после ухода немцев и прихода русских от болезней, холода, голода умерло 350 человек.

    Победа союзных войск вовсе не означала скорое освобождение узников нацистских лагерей. Особенно это коснулось евреев и советских граждан. Примерно 7 миллионов человек – жертв нацизма, получили статус «перемещенных лиц», 12 миллионов немцев бежало из советской зоны оккупации, из Польши и Чехословакии в американскую оккупационную зону . Перед союзниками стояла проблема репатриации. Поэтому было выдвинуто требование верховного командования союзников о том, что любое гражданское лицо, желающее вернуться в свою страну, но не имеющее такой возможности, «в обязательном порядке должно вернуться на территорию противника». Таким образом, 100 тысяч евреев, выживших в гитлеровских лагерях, должны были остаться в Германии и жить в бывших немецких казармах или даже бывших концлагерях (Дахау). В бывших концентрационных лагерях евреи оставались на положении заключенных: соблюдался комендантский час, питание было недостаточным, отсутствовала одежда, и они носили арестантскую, при беспорядках привлекалась немецкая полиция. Кроме того, в лагерях вместе с ними содержали коллаборационистов и бывших нацистов, столкновения с которыми были неизбежны. Эти сначала временные места пребывания превратились в постоянные. Последний такой лагерь был закрыт лишь в 1952 году. В то же время  по эмиграционному закону евреи не могли ехать в Палестину, Канаду, США. Возвращение в страны Восточной и Центральной Европы также было невозможно, так как не осталось никого и ничего от еврейских общин и близких. По сведениям авторов в семи лагерях американской зоны в Германии находилось в 1945 году  около 16300 человек, включая Дахау, Эбензее, Ландсберг и другие. В британской зоне в бывших немецких казармах размещался самый большой лагерь для интернированных и беженцев Берген-Бельзен, расположенный рядом с концлагерем того же названия, бараки которого сожгли из-за антисанитарного состояния.

      Светлой стороной освобождения для переживших холокост в 1946-47гг было огромное количество браков и самый высокий уровень рождаемости в мире. В Берген-Бельзене открываются приюты для сирот, детские сады и религиозные школы. Был организован Исполнительный комитет, который потребовал  свободного въезда в Палестину, находящуюся под британским мандатом.  Нелегальная иммиграция началась еще до Второй мировой войны. Хагана (организация самообороны) создала в 1937г структуру, выполняющую эту задачу (Моссад Алия Бет). Основными эмигрантами была молодежь из Бейтара (аббревиатура –Брит Йосеф Трумпельдор –союз Йосефа Трумпельдора –молодежное ревизионистское движение, основанное в Риге и переросшее в 1931 году в международное во главе с З.Жаботинским. Оно боролось за право еврейского народа жить на территории Палестины по обоим берегам реки Иордан). Британские власти основали в 1938г в Палестине лагерь для интернированных в Атлите (недалеко от Хайфы) и содержали там как нелегальных иммигрантов, так и евреев-террористов, боровшихся с английским присутствием в Палестине. Условия были ужасные, но люди находились на той земле, к которой стремились, хотя и были узниками в собственной стране. Патрули с конца мая по10 июля 1939г задержали у берегов Палестины три с половиной тысячи нелегальных иммигрантов в основном из Германии и Чехословакии и отправили их в Атлит. Примерно такое же количество беженцев было перехвачено в 1940г. и половина была отправлена на остров Маврикий.

    После окончания войны Хагана продолжала бороться с английской блокадой. Нелегальная иммиграция возобновилась, так как у бывших узников оставшихся в живых не было иного выхода, кроме переселения в Палестину. В это время в лагерях Германии и Австрии скопилось  226 тысяч человек, увеличилось число транзитных лагерей в Италии и Франции. Страшный пример - убийства в 1946г в Кельце 42 евреев, выживших в гитлеровских лагерях и убитых озверевшей толпой, погромы с октября 1944 по ноябрь 1945 в Польше, когда также были убиты 354 еврея, не оставляли им других путей. В это же время Великобритания держит в Палестине 100 тысяч солдат и не намерена менять свою проарабскую политику. С 1946 года, кроме палестинского лагеря Атлит, англичане организуют лагеря на Кипре, куда, как и в Атлит, депортируют нелегальных иммигрантов. После окончания войны на Кипр переправляют до 15 тысяч бывших узников Освенцима, Берген-Бельзена и других лагерей. Перенаселенность и разделение семей, болезни, нехватка воды и вокруг лагерей колючая проволока. Здесь же рядом другие заключенные, свободно передвигающиеся по острову – немецкие солдаты бывшего Африканского корпуса.  Несмотря на весь этот абсурд, французский журналист Жан-Франсуа Арморен отмечает среди интернированных евреев удивительную самоорганизацию как прообраз будущего государства – создание школ, суда и т.п. 3 тысячам 400 прибывшим детям-сиротам, среди которых было много больных, по настоянию еврейских врачей английские власти были вынуждены разрешить въезд в Палестину. Представитель особой комиссии ООН по расследованию условий содержания заключенных в Палестине американка Рут Грубер,  в июле 1947 года посещала еврейские лагеря на Кипре. Она рассказывает, что огромное количество новорожденных было ответом Гитлеру, который отправлял в печь в первую очередь беременных женщин. В том же июле 1947года произошла трагическая история с кораблем «Исход 47»,  вышедшим из Сета на юге Франции (на набережной сохранилась памятная доска с благодарностью за помощь мэру города) в Палестину. 4 тысячи 550 еврее были насильно возвращены в 2 лагеря в окрестностях Гамбурга за колючую проволоку. Во всем мире поднялась волна протестов. Менее чем через 2 месяца после этого был принят проект создания на территории Палестины двух независимых государств, - еврейского и арабского. Великобритания утратила мандат на Палестину, и было провозглашено независимое государство Израиль. Но только в июле 1948 было дано разрешение 20 тысячам евреев Кипра переехать на свою новую родину. Всего с августа 1946 года по май 1948 года через лагеря Кипра прошли 51 тысяча 530 человек.

    СОВЕТСКАЯ ЗОНА ОККУПАЦИИ ГЕРМАНИИ.  После окончания войны администрация советской зоны оккупации Германии производила массовые аресты среди заключенных немецких лагерей и гражданского немецкого населения. Были созданы 10 спецлагерей особого назначения, для чего приспосабливались бывшие нацистские лагеря (1945-1950гг). Заключенные находились в полной изоляции от общества и в очень тяжелых условиях (Ямлиц, Мюльберг, Бухенвальд и другие). В 1949 году Эжен Когон, бывший заключенный немецкого Бухенвальда и блестящий знаток нацистских лагерей, просил Томаса Манна публично выразить протест против использования оккупационными властями Бухенвальда в качестве нового лагеря. Его письма остались без ответа.

   Кроме граждан немецкой национальности, по данным С.Мироненко и А.Фон Плато*(1), в советских лагерях содержалось 35 тысяч граждан СССР и 460 иностранцев, попавших в это время из немецких лагерей. Характерна судьба Мориса Амбюрже – французского хирурга, награжденного за участие в Первой мировой войне орденом почетного легиона, участника французского сопротивления во время оккупации Франции. Он был выдан предателем и попал в немецкий концлагерь, а затем стал заключенным советских карагандинских лагерей, где погиб. В лагерях создавали органы самоуправления, в которые входила немецкая полиция (Кечендорф) и даже офицеры СС (Мюльберг). В лагерях была создана сеть стукачей и тайных агентов. К 1948 году осталось 5 лагерей, остальные были ликвидированы по причине высокой смертности.  Ликвидация советских спецлагерей закончилась в 1950 году, когда образовалась ГДР, и около 15 тысяч заключенных были переданы новым властям. В 1989 – 1990 годах поблизости от Бухенвальда и Заксенхаузена были обнаружены тайные захоронения в общих могилах-рвах, относящихся к периоду советской оккупации.

       РЕПАТРИАЦИОННЫЕ ЛАГЕРЯ ВО ФРАНЦИИ  Лагерь Борегар около Парижа и другие (всего примерно 70) были созданы после освобождения Франции от немецкой оккупации и формально находились в ведомстве французских военных округов, но подчинялись представителям советских военных. Репатриация происходила с 1944 года в рамках соглашения временного правительства Де Голля и советского правительства в обмен на возвращение пленных французских солдат из Эльзаса и Лотарингии. Поэтому французские власти отказывали в праве убежища советским гражданам, среди которых находились перемещенные лица, бывшие военнопленные – участники французского Сопротивления, не желающие возвращаться в СССР. В 1947 году из Франции была выслана также группа «Союза советских граждан во Франции, участвовавшая в Резистанс (французском сопротивлении) и помогавшая советским гражданам лагеря Борегар. Среди высланных был А.А.Угримов, находящийся заграницей с 1922 года.*(2)

    СОВЕТСКИЕ ФИЛЬТРАЦИОННЫЕ ЛАГЕРЯ  В фильтрационные лагеря во время и после войны на территории СССР попадали части советской армии, выходившие из окружения, тысячи военнопленных и бывших в оккупации гражданских лиц, партизаны, жители оккупированных территорий, угнанные в Германию. Младший брат отца Рафаил Кофман, который находился в армии с первого дня войны, был в партизанском отряде, плену, откуда бежал. После окончания войны он также попал в фильтрационный лагерь. Ему помогли освободиться его партизанские товарищи. Тем не менее, в 50е годы он был уволен с инженерной работы из-за немецкого плена. Только благодаря тому, что он являлся международным мастером по шахматной композиции и заслуженным тренером Российской Федерации, он смог устроиться на работу в редакцию шахматной энциклопедии и в шахматный клуб.

   Авторы не забыли отметить, что во время обеих чеченских войн 1994 и 1999гг (так называемой «антитеррористической операции») на территории Чечни имелись фильтрационные пункты, организованные федеральной армией с набором пыток и казней. Они существуют и в наши дни. О таком пункте рассказал журналист радиостанции «Свобода» Андрей Бабицкий, побывавший в лагере Чернокозово, об  условия в них писала журналистка «Новой газеты» Анна Политковская. Похищения, пытки и убийства жителей Чечни  совершает в последнее время команда Рамзана Кадырова, осуществляющего административную власть в Чечне.

.     ПОСЛЕВОЕННЫЕ ЛАГЕРЯ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ.  На территории Восточной Европы в послевоенный период, помимо Восточной Германии, был создан и другие государства с коммунистическими режимами (Чехословакия, Польша, Венгрия, Болгария, Румыния, Албания, Югославия). В них была организована огромная сеть лагерей со специфическими советскими чертами. Как уже отмечалось выше, в лагерях использовался принудительный тяжелый труд, система передачи части  власти привилегированным узникам (чаще всего уголовникам), что делало лагерный режим еще более невыносимым, применялись пытки и казни, побои, коллективные изнасилования, издевательства. Также там проводилась идеологическая обработка заключенных, практиковалось преследование семей заключенных,   максимально возможная изоляция лагерей от мира. Большую часть заключенных депортировали в советские лагеря. Тяжелые условия содержания в лагерях способствовали колоссальной смертности, которую даже по официальным донесениям можно было сравнивать с нацистскими лагерями Дахау и Бухенвальдом.

   На урановых рудниках Чехословакии, где в период 1949-1953гг насчитывалось до 18 лагерей, работали политические заключенные, которые негласно были приговорены к уничтожению. Уран добывали для советских атомных бомб на рудниках «Война-1» и «Война-2». По решению чешского президента Гавела на территории Чехословакии как исторический памятник жертвам тоталитарного режима был сохранен неразрушенным лагерь «Война».

   Дольше всего (до 1990-х годов) сохранялись лагеря в Албании, возникшие там сразу после прихода коммунистов к власти. Волны репрессий в Албании тесно связаны с периодами разрывов дружеских отношений с СССР и Китаем. Албанский лагерь Малики бывший его заключенный Юсуф Вриони*(3) окрестил «почти лагерем уничтожения». «Каналом смерти» называли стройку румынского канала Дунай – Черное море. На ее строительстве предположительно находилось около 60 тысяч человек. По приказу тайной полиции Чаушеску в 1967 году большинство личных дел арестованных и депортированных в лагеря с 1945 по 1964 годы было уничтожено. С 1968 по1981 год в румынском лагере Белене содержали оппозиционеров называемых диссидентами, а также членов мусульманской оппозиции.

   Известно, что при разделе Польши с ее территории, присоединенной к СССР в 1939 году, были отправлены в лагеря Карелии, Казахстана и Средней Азии, а также вглубь страны для работы в колхозах сотни тысяч поляков. На последнем этапе войны в Польше  было создано более 30 лагерей, среди которых использовали нацистские – Майданек, Яворно и другие. В книге приведены данные, что в Яворно с 1945 по 1947 годы умерло более 7 тысяч заключенных. В Венгрии депортации в СССР усилились в 1956г после подавления народного восстания.   Всего в Венгрии было около сотни лагерей с примерно 44 тысячами политических заключенных, которые закрылись в 1953г. Особой жестокостью отличался лагерь Речк, где люди умирали от голода, непосильной работы, физических насилий. Об этом лагере рассказал поэт Дьердь Фалуди*(4).

    Во время Второй мировой войны в 1942-45гг на территории Хорватии было создано около 27 концентрационных лагерей, в которых находились сербы, хорваты, цыганы, евреи. В 1941 году по приказу Артуковича и Любурича  в пределах созданного в это время независимого хорватского государства (НХГ) была организована система концлагерей в германской сфере влияния. (около 27 лагерей). На болотах северного берега реки Савы находился самый ужасный в системе югославских лагерей Ясеновацкий комплекс, куда привозили православных христиан, сербских и еврейских беженцев, «тела которых затем плыли по всей Саве до Белграда» (Ричард Уэст – британский писатель и журналист, 1998). Особой жестокостью отличались францисканские монахи (Майстрович,,Бревало и многие други, которые потом были отлучены от церкви). Ясеновац называли Освенцимом на Балканах или лагерем уничтожения. Немногие там выжили после пыток и убийств усташей*(5). В нем погибло около 50 тысяч заключенных, в большинстве своем сербов. Когда в 1941 году итальянские войска вторглись в Хорватию, их целью был не разгром партизан, а защита сербов от усташей. Усташи предпочли умертвить пленников. На остове Паг итальянцы обнаружили тела четырех с половиной тысяч  убитых сербов и двух с половиной тысяч евреев, в том числе женщин и детей (Р.Уэст). Двоюродный брат моей мамы Роберт Куковец погиб, участвуя в югославском партизанском сопротивлении немецкому нашествию. Его именем была названа улица в городе Мариборе.

    ЛАГЕРЯ ТИТОВСКОЙ ЮГОСЛАВИИ.   Авторы отмечают, что в послевоенной Югославии во времена Тито вопреки сложившемуся мнению права человека нарушались самым жестоким образом. Там происходили массовые аресты, были созданы концлагеря, где содержали сначала пособников нацизма усташей, затем четников*(6). Позже они стали пополняться либералами, националистами, а с 1948 года и коммунистами. Как и в советских лагерях здесь использовали в качестве рабочей силы сотни тысяч немецких военнопленных, политзаключенных и мобилизованных в добровольно-принудительном порядке крестьян. По данным  Владимира Додийара (Дедиера) – биографа Тито*(7) только через лагерь Голи-Оток (Голый остров) прошло до 32 тысяч человек. О пребывании в лагере Голи-Оток рассказала в 1990 году в своей книге Жанна Лебель, бывшая узница нацистского и коммунистического лагерей*(8). По данным Драгослава Михайловича, сербского коммуниста и историка, изучавшего историю лагеря Голи-Оток, с 1948 по 1954 годы «жертвами террора стали по меньшей мере около миллиона человек  (две трети из них были сербы и черногорцы)».

   ЮГОСЛАВИЯ (1991-1993).  В период хорвато-сербской войны 1991-1995 годов сербские войска Милошевича совершали облавы, уничтожали культурно-исторические памятники, сжигали до тла города и деревни. Лагеря, созданные сербами, создавали аналогично ГУЛАГу по заранее продуманному плану  для проведения «долгосрочной политики этнических чисток» (Котек, Ригуло). Они были окружены колючей проволокой со сторожевыми будками и минными  ограждениями с внешней стороны. Заключенными были в основном гражданские лица, арестованные беззаконно, которых плохо кормили, постоянно били, подвергали пыткам и казням. Самым известным  из сербских концентрационных лагерей был Омарска. По мнению экспертов США там было убито около 5 тысяч из 13  прошедших этот лагерь. Но это число, по-видимому, занижено, так как умирающих охранники отпускали на волю. Ригуло и Котек пишут, что архивы в Омарске отсутствуют.

   КОММУНИСТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Созданные здесь концлагеря в их нынешнем виде связаны во многом с Советским Союзом либо

непосредственно (Северная Корея), либо «следуя единственно верному учению» (Китай, Вьетнам). И режимы и лагеря продолжают существовать и в настоящее время (Жан Паскуалини, 1977г, Гарри Ву,1992г). Не меняя своей нацистско-советской сущности, исправительно-трудовые лагеря в силу восточных традиций и глубокой закрытости от внешнего мира еще более масштабны, каждый в своей стране и более изобретательны в области пыток, унижений и публичных казней, а также демагогической сути «перевоспитания» заключенных на фоне тяжелейшего физического труда. Характерны так называемые процессы  «реформирования мышления», то есть признания в несовершенных преступлениях, самообвинения и последующие акты чистосердечного раскаяния. По-видимому, начало этому положили политические процессы в СССР тридцатых годов. Советские эксперты-советники работали в «Комитете по трудовому перевоспитанию реакционных элементов Северо-западного Китая, принимали участие в организации лагерей на угольных шахтах Фушунь и Шанхай. В Северной Корее первые лагеря, появившиеся еще в 1948 году, формировались  при активной роли советских  представителей. По примеру ГУЛАГа во Вьетнаме существовали различные типы лагерей: для «политически отсталых», «перевоспитания», для несовершеннолетних, для военных, попавших в плен к «южанам» и освобожденных, лагеря «дружбы» для иностранцев, главным образом, лаосцев и камбоджийцев. Садистские методы, применяемые к заключенным во всех азиатских лагерях, несомненно должны быть отнесены к преступлениям против человечности. Авторами довольно подробно описаны концлагеря Китая, Вьетнама, Лаоса, Камбоджи, Северной Кореи, а также Индонезии, Латинской Америки, несмотря на небольшое число свидетелей и слабость протестов со стороны деятелей культуры. В силу рамок статьи ниже будут кратко рассмотрены концлагеря Китая, Вьетнама, Северной Кореи и Индонезии.

   ЛАГЕРЯ КИТАЯ  1950 г)  Редкие сведения о системе заключения в Китае авторы получили главным образом из книг Гарри Ву*(9)  и Жана Паскуалини*(10). Эта система делится на 3 уровня: «лаогай», «лаоцзяо» и «цзюэ». «Лаогай» - китайский вариант ГУЛАГа означает исправление трудом в исправительном учреждении тюремного типа,  «лаоцзяо» – это воспитание трудом, а «цзюэ» – обязательная мобилизация для использования в сельскохозяйственных или промышленных работах. Долагерным  этапом или предварительным заключением, которое длилось  порою до 5 лет, были пересылочные центры, где могло находится одновременно до полутора миллионов заключенных. «Лаогай» появились в зонах контролируемых коммунистами еще до их прихода к власти. По оценке Гарри Ву в лагерях «лаогай» с 1949 года было отправлено до 50 миллионов человек. Жан Паскуалини в свою очередь утверждает, что в конце 50-х начале 60-х годов в лагерях «лаогай» и «лаоцзе» находилось до 20 миллионов заключенных. 

По оценке специалистов общее число заключенных, прошедших через китайские лагеря, было в три раза меньше, чем в ГУЛАГе. По отношению ко всему населению страны. Считается, что около 50% заключенных в «лаогай» и 20% «лаоцзяо» перешли в категорию «цзюэ», что по даным Гарри Ву составляет 8 миллионов человек. Положительным здесь является возможность иметь официально работу на фоне широкой безработицы.

Лагеря «лаоцзяо»  появились, когда китайские коммунисты полностью пришли к власти. В них содержались граждане, не лишенные гражданских прав, не отнесенные к разряду преступников, скорее совершившие ошибки, а не преступления против режима. Но работа их была такой же тяжелой, рацион таким же скудным как в «лаогай». В них направляли «антиобщественные и асоциальные элементы, врагов  народной революции». Большинство из  них составляли горожане. «Цзюэ» или мобилизационные лагеря использовали для продолжения сроков после лагерей первых уровней, что напоминает ссылку в СССР. Они были построены по армейскому принципу, имели систему наказания и контролировались органами ГБ. В 1996г в Китае имеется 1155 лагерей, число заключенных от 6 до 8 миллионов, в том числе в Тибете находится 12 лагерей. Произвол и самоуправство в решениях судеб заключенных, неизвестные сроки заключения и даже «смертный приговор с неизвестной отсрочкой приведения его в исполнение – все это является определенными методами воздействия китайских коммунистов на заключенных.

    ЛАГЕРЯ ВЬЕТНАМА (1946-2000).  Во Вьетнаме во время войны в 1946-54гг было создано около сотни лагерей, в которых содержали французских военнопленных. До 1950г пленных отпускали или обменивали, но в1953-54гг, когда к власти пришли коммунисты, появились лагеря «перевоспитания» - лагеря уничтожения, в которых смертность доходила до 70%. Из 26 тысяч французов, попавших в плен, не вернулось 8500 человек. Наиболее широко лагерная система развернулась в 1975-1985гг, когда в стране пришли к власти коммунисты. Заключенные помимо работы ежевечерне должны были заниматься критикой и самокритикой, слушать идеологические лекции, а по воскресеньям все узники писали свои автобиографии. Пытки, карцер, голод, тяжелые нормы работы разнообразили их жизнь. Над воротами лагерей  висели полотнища с высказыванием Хо Ши Мина: «Нет ничего дороже независимости и свободы». По мнению Зуана Ван Тоя (1979) в 1978 году во вьетнамских лагерях находилось  около 800 тысяч  заключенных. В 2000 году в двухстах лагерях содержалось почти 200 тысяч заключенных, среди которых  были  уголовники, но также интеллектуальная элита, буддийские монахи, священники и журналисты. Условия во вьетнамских лагерях в настоящее время не изменились по сравнению с восьмидесятыми годами.

   ЛАГЕРЯ  СЕВЕРНОЙ  КОРЕИ.   Авторы называют режим в Северной Корее «архисталинским», таким, которому нет равного нигде более на свете. При нем «наряду с полнейшим отсутствием свободы мнений, свободы  на получение информации и свободы передвижения существует полнейшая нищета в материальном отношении». Из-за голода, царящего почти десять лет, в стране погибло до трех миллионов человек. Беженцев, бегущих в Китай «в поисках <…> свободы и пищи», китайские полицейские возвращают  в Северную Корею. Стали публичными наказания и казни (аналогично Китаю), характерна бесконечная лживая пропаганда, контроль полиции и хронический голод. Обычно в лагеря попадают без суда и следствия, без приговора. Первые лагеря в стране появились еще в 1948 году, в чем активную роль играли представители  СССР. В концентрационных лагерях в 1950-53гг основными заключенными были противники коммунистического режима, а также сами коммунисты после очередных «чисток» в партии.

    Все заключенные в стране относятся к 2 категориям. Одни считаются безвозвратно потерянными для общества и содержатся в лагерях строгого режима совершенно изолированных от общества. Они навсегда лишены гражданских прав и находятся в лагерях бессрочно. Другие могут надеяться выйти живыми на свободу. Проводится их идеологическая обработка, процессы «перевоспитания». Психологическая обработка преследует не только контроль поведения, но и сознания. Кроме десяти больших лагерей, таких как Яндок, где  находится до 50 тысяч заключенных, в том числе и семьи преступников, существует до двух сотен  «центров заключения» в каждом административном округе. В них может быть от сотни до 2 тысяч узников. Условия  те же, что и в больших лагерях, но об этих центрах почти ничего не известно.

   Положение заключенных в лагере №15 Яндок основано на показаниях Канг Кхол Хвана*(11) и Ан Юк, которые сумели бежать в 1992 году. Они отмечают неопределенность обвинения политических, которых могут арестовать даже за неучастие в революционном празднике или проживание в одном доме с осужденным. По свидетельствам Ан Мюн Кхула*(12) и Ким Йона*(13) среди заключенных много калек, ослепленных, лишенных рук или ног (лагерь 22 около Хверена). Они подчеркивают жестокость охранников, публичные казни, издевательства и убийства самыми дикими способами. Ким Йон утверждает, что «слышал об ужесточении контроля после того, как узники в 1990 году подняли восстание. В результате около 1500 человек были убиты и тела сброшены в старую шахту». Канг Кхол Хван попал в лагерь 9-летним, так как его дед был арестован. Такова характерная для режима «коллективная ответственность», в соответствии с которой должны быть изолированы члены семьи как политические преступники. Мы видим здесь прямую связь с арестами «членов семей изменников родины»:, так называемых ЧСИР в СССР.

   ИНДОНЕЗИЯ (После военного переворота 1965 года).   В конце 20х годов  голландские колонизаторы создали в Индонезии концентрационные лагеря для сторонников независимости страны. В 1942-45 году сами колонизаторы попали в лагеря во время японской оккупации. После падения режима Сукарно в 1965 году и прихода к власти генерала Сухарто были подвергнуты жутким пыткам и убиты до 600 тысяч человек – коммунистов, их союзников. Десятки тысяч людей были заключены в тюрьмы и лагеря на острове Буру. Об индонезийских лагерях почти ничего не известно, только «благодаря свидетельствам талантливейшего писателя Прамудья Ананты Тура*(14), проведшего 11 лет» в лагере на острове Буру, авторы смогли рассказать о концентрационных лагерях Индонезии. Военные, придя к власти,  разделили предполагаемых  «врагов» на 3 категории. Обвиненные в заговоре (реальном или вымышленном) лица категории «А» были истреблены или отправлены как опасные преступники в особые лагеря, а категории «С» – в тюрьмы. «Преступники» категории «В» - представители интеллектуальной элиты, высокопоставленные государственные чиновники – 12 тысяч человек стали заключенными на острове Буру, который какой-то чиновник назвал «гуманитарным проектом». Ни суда, ни обвинения  не было. Узники голодали, так как завозимого продовольствия было недостаточно, свирепствовали болезни. Описан побег 50 заключенных, которых предали мучительной смерти после жестоких пыток. Вместе с тем с острова убежать было нельзя. «Это был побег в никуда, акт отчаяния». Первое освобождение полутора тысяч человек произошло в 1977 году. Прамудья, как и все, кого освобождали, подписал документ, что не подвергался пыткам, клялся, что не будет проповедовать идеи марксизма, судиться с правительством, не предаст родину и т.п., после чего его освободили в 1979г.

    В ЗАКЛЮЧЕНИЕ надо сказать, что, хотя книга имеет несомненно энциклопедический характер, авторы не ставили себе задачу исчерпывающе охарактеризовать все лагеря земного шара. Они попытались исследовать сам феномен концентрационных лагерей ХХ века во времени и пространстве. «Утрата гражданских прав, покорное подчинение произволу, изоляция от общества, совершаемые по решению властей <…> без юридического основания» – в этом заключается суть подобного явления. При становлении любого  тоталитарного режима (может быть, переходящего в фашистский?) эти постулаты применимы не только к узникам, но и к гражданам, находящимся по эту сторону проволоки. Системы азиатских лагерей продолжают существовать и сейчас, хотя, как отмечают авторы, произошло некоторое изменение обстановки и уменьшение числа арестованных. Авторы говорят, что за последнее десятилетие ХХ века появились концентрационные лагеря в Югославии, Чечне (так называемые фильтрационные пункты), а также большое количество лагерей беженцев. В сегодняшней жизни по мнению авторов происходит страшное ожесточение людей, которое приводит к кровавым массовым бойням (геноцид в Руанде, Сьерра-Леоне, насилия в Чечне). И, наконец, авторы пишут о «медленном угасании» феномена концентрационных лагерей, которые возникали при тоталитарных режимах. Они объясняют это, прежде всего так называемой «смертью идеологий», а также негативной окраской слова «лагерь». Современные диктаторские режимы предпочитают вернуться «к тюрьмам и каторжным работам», а также к казням и убийствам производимым «эскадронами смерти». Совершенно очевидно, что при чтении книги у россиян  возникают ассоциации, связанные с сегодняшним днем, такие, например, как рост ксенофобских настроений, политические процессы, связанные со шпиономанией или преследования по бездоказательным экономическим преступлениям.

   Очень ценно, что книгу характеризует строгий и тщательный подбор документов, хорошо аргументированный исторически отбор фактического материала, которые обычно присущи книгам Пьера Ригуло. Помимо этого, надо отметить, что текст написан с эмоциональной заинтересованностью, доброжелательностью к судьбам своих героев и огромным уважением к людям, передавшим свой опыт «знакомства» с концентрационными лагерями.

   Заканчивая статью, хочу сказать, что в книге использованы свидетельства и воспоминания людей, большинство из которых чудом сумело выжить в античеловеческих условиях лагерей и сохранить ясность ума, силу духа и мужество сопротивления режиму. Огромная работа журналистов, писателей и издателей, включая авторов и переводчиков данной книги, помогла донести эти сведения до всего мира.

          

          май 2005         Майя Кофман    член «Мемориала»

 

          ПРИМЕЧАНИЯ:

1.Mironenko S.,von Plato A. Sowjetisch Straflager in Deutschland 1945 bis 1950. 2 volume. Berlin Akademie Verlag,1998

2.А.А.Угримов – дворянин, высланный вместе с семьей а 1922 году  на так называемом «философском пароходе», участник французского сопротивления. В 1947 году выслан из из Франции в СССР, с 1948 года заключеный воркутинских лагерей, освобожден в 1954 году.

3.Юсуф Бриони – сегодня представитель Албании в ЮНЕСКО. Лагерям посвящена его книга «Забытые люди»,1998

4.Дьерд Фалуди – венгерский поэт, живший заграницей, вернувшийся в Венгрию после ее освобождения от нацистов. Был арестован в 1949г. После освобождения написал книгу «Прекрасные дни в Аду. Париж,1965г

5.Усташи – националистическая сепаратистская организация хорватских фашистов. В 1934г в Марселе были исполнителями организованного гитлеровцами убийства югославского короля Александра и французского министра иностранных дел Л.Барту.В 1941г образовали независимое хорватское государство (НХГ) во главе с Анте Павеличем, объединились с гитлеровскими  частями и, провозглашая римско-католическую веру, развязали жуткий террор против православных христиан, сербов, евреев и цыган, организовали концентрационные лагеря смерти, отличались дикими убийствами людей.

6.Четники – объединение, главным образом, сербских крестьян, мужественных и свободолюбивых, готовых сражаться за короля, родную землю и церковь, но не поддерживающих коммунистов. Их вождем был Драже Михайлович. В конце войны они выступали против коммунистического партизанского сопротивления, возглавляемого Тито.

7.Владимир Дедиер – друг и ученик Тито, написавший книгу «Говорит Тито: его автопортрет и борьба со Сталиным» Лондон, 1953г

8.Женни Лебель – еврейка из Сербии, провела несколько лет в нацистских лагерях, пережила штурм Берлина частями Советской армии, в 1949 году была арестована в Белграде и находилась в лагерях на островах  Свети-Гур и Голи-Оток , работая на лесоповале. Сечас она живет в Израиле и опубликовала две книги на иврите и сербско-хорватском языках The white violet - о немецком концлагере и @My two and a half yearsin the Yugoslavian gulag for women. En serb Belgrad 1990 et en hebreu Tel-Aviv 1993

9.Гарри Ву – пробыл 19 лет в китайских лагерях. Написал книги «Горькие ветры», 1995, «Лаогай – китайский гулаг», 1996, «Возвращение в лаогай».1997

10.Жан Паскуалини  - полуфранцуз полукитаец приехал в Китай вместе с дипломатической миссией, посланной Де Голлем, чтобы познакомиться со страной и был заключен в лагеря на 12 лет. Он был благородно отпущен через 9 лет и в 1977 году написал книгу «Узник Мао».

11.Свидетельские показания  Канг Кхол Хвана, попавшего в лагерь 9и летним, когда арестовали его деда и с ним всю семью. Его воспоминания были опубликованы под названием «Аквариум Пхеньяна или Десять лет проведенные в северокорейском гулаге» в2000 году вПариже в издательстве «Лаффон».

12.Прамудья Ананта Тур родился в 1925 году на острове Ява.Он один из вдохновителей и участников борьбы за независимость Индонезии. Талантливейший индонезийский писатель, автор  многочисленных романов, повестей и рассказов. Провел 11 лет в лагере на острове Буру и написал об этом  книгу «The Mutes Soliloquy, Hiperion East. New York.1999.

 

Список дополнительной литературы:

1. Архивные материалы по лагерю №188 «Рада». Тамбовский областной архив.

2. Майя Кофман «Французы в ГУЛАГе» Документальный очерк в книге Бессарабское дело. Тель-Авив, 1999

3. Майя Кофман «Гулаг и Запад в книгах Пьера Ригуло. Статья в «30 Октября», №45, 2004

4. Борис Носик «Альберт Швейцер. Белый доктор из джунглей» М.2004, изд. Рудомино, издание 2-ое переработанное.

5. Ричард Уэст «Иосип Броз Тито: власть силы» Смоленск «Русич» 1998

6. А.А.Угримов «Из Москвы в Москву через Париж и Воркуту». М.2004 изд. «РА»

7. Михаил Хейфец «Ханна Арендт судит ХХ век» М.-Иерусалим 2003